Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Книги "конца истории"

За пару недель прочитала трилогию Ирины Сыромятниковой "Житие мое" (вторая часть издавалась под названием "Алхимик с боевым дипломом", третья - "Монтер путей господних"). Необычная ситуация - не глотала запоем, читала помаленьку, легко откладывая и так же легко вспоминая, что было в предыдущей главе.
Пока читала, была уверена, что у самого автора диплом, конечно, не боевой, но какой-нибудь физико-математический. И не только диплом - вполне может оказаться какая-нибудь кандидатская степень или что-то в этом роде. Сегодня полезла на фантлаб и обнаружила, что Ирина Сыромятникова - художник, Вроде бы... Акварельные и карандашные рисунки в сети присутствуют, сделаны мастерски, но стиль - не тот, за который нынче платят. Чем кормится? Похоже, Сыромятникова - достаточно закрытый человек, не выставляющий на показ ни свою основную профессию, ни личную жизнь. И вполне может оказаться технарем... или экономистом... или профессиональным психологом...
Потому что мне впервые попалась книга, сделанная настолько четко с точки зрения композиции и использования всех "вау-факторов", способных добавить популярности.
Композиция - жесткая, каждый из трех томов делится на три-четыре отдельных истории, своеобразных "серии", в каждой из которых герой выполняет отдельную задачу, каждый том - "сезон", каждый заканчивается наступлением какого-то нового этапа в жизни героя, через все три тома проходит загадка "отцовского наследства", решение которой оборачивается спасением мира (угу, куда без этого...)
Мир и магия - великолепно продуманные, к тому же - куча отсылок к сегодняшнему дню. (Чего стоят одни беженцы из Са-Орио, плывущие из умирающей империи к спасительным берегам континента на утлых лодченках и гибнущие в океане... "Монтер путей господних" издан в 2012-м, фото трупа сирийского мальчика, подобранного турецкими полицейскими, гуляло по сетям в 2015-м... предвидение?) Элегантная стилистика технофентези, в котором стимпанковская безудержная вера во всесилие науки (весьма модное направление) логично сочетается с магией как фактом реальности. Причем магия - не менее модная нынче "темная": зомби, некроманты и прочая нежить, неожиданно лишенная ореола мистики и "дьявольского" происхождения, и в результате оказывающаяся познаваемой и даже полезной. Органичное соседство зомби и мотоциклов, пентаграмм и банковских кредитов, интриг в чиновничьих кабинетах и хипстеров-изобретателей... Однако это не очередной роман из серии "иные в нашем мире", а роман об абсолютно самостоятельном мире, развивавшемся по своим законам, и поэтому в основе - абсолютно ином, а внешнее совпадение деталей - лишь следствие "сложностей перевода" и того факта, что решение одних и тех же задач в любых мирах приводит к одному и тому же результату.
Кстати, забавна игра автора с "маркерами эпох": сначала читатель,  исходя из привычных технологических маркеров, считает мир романа аналогом максимуми 19 века, но потом приходит понимание, что, несмотря на отсутствие авиации и огнестрельного оружия, социально мир мало отличается от нашего времени...
Образ ГГ тоже вполне современен и даже моден: этакий "плохой мальчик", подчеркнуто меркантильный и рассудочный, при этом вечно недовольный и брюзжащий в стиле сайта "Задолбало". Брюзжать нынче - хороший тон, любой вспомнит, с каким удовольствием мы брюзжим в сети по поводу косяком "Почты России", "врачей-убийц" и прочих недостатков сферы обслуживания...
В общем, сделан роман профессионально настолько, что можно уже вести речь о том, "что хотел сказать автор". На этом уровне мастерства автор не может ничего не сказать о своем мировоззрении и своих взглядах на реальность.
И вот тут важен финал. ГГ решает задачу "спасения мира", предотвращая саму возможность его радикального изменения.
Очень в духе сегодняшнего дня. Реальный мир начал менять, но многих эти перемены страшат. Гораздо удобнее было жить с мыслью, что история уже закончилась, и ничего кардинально уже не изменится...

Макарка и Гырр "Справиться с мечом"

На СИ проходит конкурс романов "Фэнтези-2016" http://samlib.ru/k/kulishow_mihail_olegowich/
Организаторы, конечно, маньяки, скандалов этот конкурс породит немало. Но из достаточно большого количества любительских текстов всегда можно выбрать что-то вполне годное, хотя и неформатное. На этот раз попался роман "Справиться с мечом". Обнаружила, что скучаю по писанию рецензий. Написала. Предлагаю вниманию фрэндов, как, впрочем, и сам роман http://samlib.ru/m/makarka_i_g/proba.shtml
Collapse )

Про провинциальность

Несколько лет назад я на просторах ЖЖ пересеклась с одной дамой, которая в 90-е работала в московском глянцевом журнале, пытавшемся стать аналогом то ли "Плейбоя", то ли "Вог". Журнал просуществовал недолго. Через некоторое время мне довелось посмотреть сканы нескольких номеров, Главным его минусом была неконкретность целевой аудитории и, главное, отсутствие такой аудитории в России в 90-е. Журнал был рассчитан на "просвещенного обывателя", причем обывателя платежеспособного, на высший слой "среднего класса". На Западе этот слой достаточно велик - вузовская профессура, врачи, адвокаты, менеджеры высшего и среднего звена, средние и крупные чиновники, средний бизнес, успешные креаклы в разных сферах... В России такого в 90-е не было, профессура и врачи нищенствовали, им было не до глянцевых журналов, рассказывающих о тонкостях выбора зернового кофе и трубочного табака, а те, кто имел деньги, вряд ли мог называться "просвещенной публикой". Да и сейчас эта "публика" у нас гораздо жиже, чем на Западе - поляризация общества гораздо сильнее.Collapse )

ПОЭЗИЯ | "Земли сибирской вдохновение"



Георгий Бородянский. Евгений Фельдман. Олег Теплоухов. Иван Денисенко. Елена Аросева. Николай Чиндяйкин.

И многие, многие другие.

Цвет омской поэзии, театральной культуры и журналистики собран в одном сборнике. Презентация состоится в понедельник - 23 ноября в 15.00 в Доме Актёра. Вход свободный.

На фото - стихотворение составителя сборника Валерия Барковского.

https://vk.com/event107654032?w=wall-107654032_2%2Fall

Гендеросрачи, или Бабы - сами дуры

Одна из проблем для автора-женщины состоит в том, что покупатель в книжном магазине, видя на обложке не знакомую ему женскую фамилию, предполагает, что книга
- относится к жанрам ЖЮФ, иронический детектив или любовный роман;
- в книге слишком много психологизма, длиннот и слишком мало действия;
- в книге будет уделяться максимум внимания взаимоотношениям между персонажами, а на приключения, действия не останется места, причем сами приключения будут описана с наивоностью человека, ни разу не державшего в руках никакого оружия, кроме картофелечистки, и не уезжавшего из города дальше дачного участка.
И во многих случаях потенциальный читатель отказывается от покупки, принимая решение только лишь на основании пола автора.
Женщин-авторов такое отношение, естественно, задевает.
Однако есть, оказывается, и "зеркальный", женский шовинизм. С представителем такого я тут столкнулась у Надежды Поповой. Надежда - один из тех авторов, которые остро реагируют на читательскую "огульность". Задумав сериал далеко не "женский" по содержанию, она оказалась в сложном положении. "Мужские шовинисты", которым зачастую и интересны социальные аспекты в книге, ингорировали "Конгрегацию" как принадлежащую перу женщины. А женщины, ожидавшие "женского" чтива, разочаровывались из-за слишком плотной социальной наполненности книг.
Но вот беда: среди тех, кто борется за право женщин считаться полноценными авторами, есть и те, кто занимает "зеркальную" мужским шовинистам позицию.
С одной я тут сцепилась:
http://congregatio.livejournal.com/1110869.html?thread=45305173#t45305173
Если сравнить два выссказывания:
- обсуждаемое в посте: "женщина тоже может быть полезна писателю, орфографию там проверить, несколько советов дать... Но если появляются куски написанные женской рукой произведению хана",
и то, которое выдала rukella
"
Буревые-Горевые-Каменистые... Не уверена, что их и вскрытие позволит различить",
то по сути - разницы никакой.
М:
- Не известная мне баба? Дерьмо однозначно.
Ж:
- Не известный мне мужик? Дерьмо, не отличимое от любого другого дерьма!
Ну и кто теперь будет утверждать, что поговорка "бабы - дуры" в некоторых случаях оказывается верна?

А вот теперь и о котегах... о цыпочках...

Украинские события вывели на первый план проблему позиции автора. Во последние лет 30, начиная с перестройки, было принято считать, что позиция и убеждения самого литератора абсолютно не важны, важно то, что называется абстрактным словом "талант" и то, что называется "литературными достоинствами".
И первое, и второе - вещи достаточно умозрительные. Мало того. Считалось, что степень и "таланта" автора, и "литературных достоинств" текста могут определить только некие "профессионалы". Рядовой же читатель всего лишь "потребляет" текст, и при выборе объекта "потребления" руководствуется теми же параметрами, что и при выборе любого предмета потребления: узнаваемость марки, привычность, соответствие сиюминутному запросу... Поэтому он, читатель, будет выбирать раскрученных авторов, предлагающих привычную сюжетную и антуражную схему и удовлетворяющих читательский запрос в тех или иных эмоциях. Следовательно, наиболее перспективными для издательств являются крепкие ремесленники, уже имеющие определенное имя. А вот истинный размах таланта и уровень новаторства может определить только профессионал. Сложилась даже некая "мафия" профессионалов, которые диктовали публике свою оценку в отношении тех или иных авторов.
В результате множество "признанных литературных талантов" перестало пересекаться с множеством "популярных авторов". Эти множества существовали в параллельных реальностях, ненавидя друг друга и завидуя друг другу. Мало того, множество "признанных литературных талантов" раскололось на несколько подмножеств, члены которых искренне считают членов "враждебных группировок" махровыми графоманами.
И все напрочь забыли о том, что литература - не предмет потребления, это мировоззрение автора, облаченное в переданные словами образы, а процесс чтения - это процесс изучения читателем чужого взгляда на мир. Причем не важно, о чем речь, хоть об эльфах, хоть о вампирах, в базе - всегда взаимоотношение автора с нашим, единственно существующим миром. Любая, самая пустяковая развлекательная книга - это разговор автора с читателем о тех вещах, которые важны для читателя.

Collapse )

В "Пушкинке" о Пушкине

DSCN0695

10 февраля - годовщина смерти Пушкина. В библиотеке им. Пушкина по этому поводу устроили "Пушкинский салон". "Хозяйки" - организаторы - Мария Демянеску, Наталья Швирст, Анастасия Пирогова. Вообще, в "Пушкинке" все чаще проиходят интересные события, вокруг библиотеки потихоньку формируется культурная среда.
А вот что это такое, эта культурная среда...
Несколько лет назад у нас была игра по "Ведьмаку" Анджея Сапковского. Эпопея эта хороша тем, что Сапковский, создавая свой магический мир, брал за основу историю прибалтийских народов - славян, германцев, литовцев. Много совершенно понятных отсылок к истории Ганзеи. Наши реконструкторы часто увлекаются именно этим периодом. Так что с достаточно историчными игровушками проблем не было. С той игры по сети гуляет немало фотографий - снимали и Ольга Точка, и Маша Саплинова, и еще кто-то, не помню. Я тоже немного пофотографировала (пока не увлеклась игрой настолько, что забыла о съемке). И вот однажды показала серию фото с "Ведьмака" одному знакомому журналисту, Владимиру Отяшкину. Старый журналист, уже на пенсии, хоть и продолжает работать...  Так вот, Отяшкин выдал фразу, которая меня поразила: "Лица! Какие лица! Я не представлял, что сейчас у людей могут быть такие лица!"
То же ощущение у меня было и во время "Пушкинского салона".
Кто-то из участников действия - знаменит, кто-то - талантлив, кто-то - просто любит поэзию... Но хотелось фотографировать лица. Кое-что вроде даже получилось....

Collapse )

Очередная ускользающая мысль

Литература 19 века не знала "правила хэппи-энда". Реализм состоит, прежде всего, в том, что судьба каждого героя складывалась в точном соответствии с его характером, поступками и представлением автора о мире.
"Счастливый конец" "Преступления и наказания" - возрождение Раскольникова и Сонечки к любви... Хотя, если судить здраво, то долгим их счастье вряд ли будет. Раскольников, даже откинувшись с каторги на поселение, будет бездельничать, бухать, по пьяни орать, что он - не тварь дрожащая, и называть Соню блядью, а потом и кулаки в ход пустит... Соня будет любить, страдать, зарабатывать стиркой и другой черной работой у местных мещан и казачьих унтер-офицеров,кормить и одевать благоверного, беспрестанно молиться и помрет от восполения легких или от родильной горячки, а Раскольников, размазывая пьяные слезы, будет уже бухать с полным правом - по причине потери любимого человека... Сколько знала Сибирь таких судеб! Хотя год, может, два, любви и света у них будет... Достоевский - оптимист.
А в других романах автор доводит героев до последней точки, до несовместимости страдания с жизнью...
И никто из читателей не возмущался, что, дескать, нормальные люди так не поступают. Да. Не поступают. Если - нормально-приспособленные. Разумихин на каторгу не загремел - потому что не пытался выяснить, тварь он или нет, а жил, как человек...
И другие герои, вроде того же Пьера Безухова, в эпилогах счастливы - в полном соответствии со своим характером.
Но в последнее время что-то изменилось в восприятии читателя. Классикам прощают за то, что они классики. (Хотя читала, как на одном бабском форуме осуждали Анну Каренину - дескать, дура, могла гулять, не уходя от мужа, тогда и сын при ней был бы, и никаких проблем). А от современной литературы требуется или "нормальность" (в понимании потреблядствующей толпы) героев, или, наоборот, подчеркнутая клиническая ненормальность, которая не дает читателю ассоциировать себя с героем.
Современная трагедия характеров, трагедия моральных ценностей не воспринимается...
Однако совершенно неожиданно эту нишу заняла публицистика, причем наименее профессиональная - блоги и форумы. Калейдоскоп непридуманных судеб - вот что такое сегодняшняя сетевая публицистика.
Очень часто герой таких обсуждений - это "антигерой", человек, который при средне-нормальных стартовых условиях умудряется просрать свою жизнь и свою судьбу именно вследствие черт характера и неверных моральных установок. И вот тут вдруг оказывается, что цинично-потребительское отношение к жизни - разрушительно для того, кто выбрал для себя такое отношение как наиболее "рациональное".
В общем...
Общее место в массовом сознании: женщина может добиться высокого статуса, особенно в публичных областях, только через постель. Потому-то так бездарны нынешние актрисульки, которых мы видим на ТВ, что все они - подстилки кого-то влиятельного в этой сфере.
А публицистика раз за разом подкидывает примеры того, как девица, радостно ломящаяся на роль чьей угодно подстилки в надежде на будущие бонусы,  оказывается ни с чем... а гордячка - на коне.
Удачное по всем внешним параметрам замужество приводит к депрессии.
Цинично-потребительское отношение к профессии - к потере навыков и отставанию от конкурентов...
В обещем, сетевая публицистика дает сотни примеров того, как жить не надо. Конечно, можно бы было оформить наиболее типичное во что-то художественное... но ведь не поверят. Скажут: вранье, сказки...

Как собака, понимаю, но не могу сказать... точнее, не могла

Кажется, найдено слово, которое обозначает явление, которое заставляет меня напрягаться и не принимать любого, хоть самого гениального, писателя: русофобия.
Вспоминаю несколько сетевых конфликтов.
Один связан с дочерью писательницы Галины Щербаковой Екатериной Шпиллер. Тогда, помнится, на меня ополчились все сетевые "травматики" за то, что я, дескать, обижаю больного человека. И вообще, что Шпиллер в детстве так страдала, что имеет право на любое хамство. Но у меня было ощущение, что дело не в страданиях. Галина Щербакова - классический либераст первой волны, еще слегка наивный, искренний, но от этого не менее деструктивный. Дочь ненавидит мать, сейчас уже покойную, осуждает все, что мать делала и говорила, кроме... русофобских высказываний матери. Сегодня Шпиллер развилась в истеричную русофобку, ежедневно поливающую говном бывших соотечественников (живет в Израиле).
Конфликт с матерью там уже практически завершился, так как даже больной на голову человек вряд ли способен годы подряд ненавидеть мертвеца. Зато все ярче - ненависть к  России.
А мне только сегодня стало понятно: и в матери Шпиллер ненавидела именно остатки русскости... это чувствовалось, но я не могла это сформулировать.
Второй пример - Виктор Ерофеев. Избирательность восприятия автора.
Избирательность, которая развилась в такую же клиническую русофобию, как у Шпиллер:
http://baanan.livejournal.com/13979.html
В общем, теперь буду пытаться сформулировать для себя те признаки русофобии, которые видны еще ДО разговора о России.

"Дочь тролля" - сказка для больших девочек

Похоже, что получилось что-то вроде рекламной статьи. Впрочем, мне не жалко.
Какие-то косяки с ЖЖ, не грузит большие файлы.
Поэтому размещу тут первый абзац, а остальное, если интересно, читайте на СИ.
Елена Малиновская. Дочь тролля (Части 1 и 2)
Ща буду хвастать.
Есть у меня фрэнд – Елена Малиновская. Фрэнд еще по СамИздату, по многочисленным конкурсам.
Если судить по информации на страничке на «СамИздате», на 2014 год у Елены издано 27 романов. Примечательно то, что в последние годы тиражи ее книг, несмотря на издательский кризис, падают очень незначительно. Так, если 4-5 лет назад в «Альфе» романы Малиновской выходили тиражом 11-15 тысяч, то сейчас, в ЭКСМО, - тиражом 7-8 тысяч плюс обязательная допечатка 2-3 тысяч. Это – показатель устойчивой читательской аудитории и определенной известности имени. О последнем можно судить и по тому, что книги Елены Малиновской берут не только специализированные магазины в столицах, их можно увидеть даже в журнально-канцелярском киоске на окраине сибирского города (мини-рынок в двух шагах от моего дома). Здесь они стоят рядом с книгами тех авторов, чьи имена не знает только совершенно не читающий человек – Носова, Волкова (детский сектор) или Донцовой и Марининой (женский сектор).
Все это написано для того, чтобы показать: Елена – успешный писатель, и к ее текстам нужно относиться всерьез, как к небольшой, но важной части массовой литературы. А для меня знакомство – повод для гордости.

Продолжение - здесь http://samlib.ru/l/lifantxewa_e_i/malinovskaya.shtml

И бонусом - мальвы после дождя. Не знаю, есть ли ассоциация, но как-то вот захотелось

1_DSCN7525